Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Виктор

Как взрослеют люди и пишутся об этом стихи



Расскажу об одном случае. Дело было во Владикавказе, детство постепенно скрывалось в дымке времени, я становился подростком.
Как-то пошёл в конце лета за калиной в окрестности Лысой горы. Здесь протекает Чёрная речка (есть ли где город, где бы не было своей Чёрной речки?), а по берегам её заросли калины, собирай - не хочу.
Времена были простые, мальчишки могли шляться по лесам даже в одиночку. Кстати, привычка шататься по разным безлюдным местам сохранилась у меня и до сих пор:)
Навязав много пучков рубиновых кистей, я перекинул их через палку, как коромысло, и отправился в обратный путь. А лежал он вдоль расположения танкового полка и вот когда я шагал мимо КПП, один из стоявших там солдат сказал товарищу:"Помнишь, как мы тоже за калиной ходили?"

Прозвучало это довольно грустно - и тут меня прямо торкнуло - а ведь и мне не вечно заниматься мальчишескими забавами, и для меня обязательно наступит совсем другая, строгая жизнь. Это осознание было столь неожиданно и потрясающе, что тот случай я помню до сих пор, хотя десятки даже возможно более ярких, не оставили в памяти и следа.

Наверняка за душой у каждого есть такие моменты из юности, когда жизнь предстала в совсем ином виде, нежели казалась раньше. Взросление, накопление жизненного опыта и связанное с этим изменение личности человека происходит постепенно и непрерывно, а вот осознание этого - зачастую скачкообразно.
Причём поводом могут послужить казалось бы, самые незначительные события, обычно вообще проходящие мимо сознания.

Может ли подобное событие послужить основой для создания стихотворения?
Но ведь Ахматова писала:
"Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда..."Collapse )

promo amico_di_amici september 25, 2014 10:07 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Как я покупал перстень для тещи в городе Синдбада-морехода Как мичман Зацепин не смог убить матроса Беридзе Как монгола на ракетном катере прокатили Как мы йеменский тральщик утопили Как я ливийский береговой ракетный комплекс ремонтировал Как умирают пароходы История короткой жизни, любви и…
Виктор

Я не читал "Анну Каренину"

Хотя прекрасно знаю сюжет романа, но не читал, такие дела. Поэтому вполне спокойно воспринимаю первые лопаты дерьмища, отправленные в адрес Шахназарова и его экранизации. Читавшим, а они ведь читали наверняка, :) виднее. И ведь давно стало хорошей традицией практически любую экранизацию встречать исступленным... - глагол подставьте по своему вкусу.

А вообще с Толстым у меня сложились непростые отношения, впрочем, как и с Достоевским. Сейчас задумался, - а как вообще воспринимал я классику, учтём при этом, что читать начал с четырёх лет, а в библиотеку поселкового Дома офицеров повадился с шести. Пик увлечения чтением пришёлся на подростковый и юношеский возраст.

Так вот, несмотря на требования школьной программы, так и не совладал ни с "Войной и миром", ни с "Воскресением". "Муму" не читал. Хотя это вроде Тургенев, но не важно, не читал.
Зато в классе 7-8 взахлёб читал Диккенса (!) - "Оливер Твист", "Большие надежды", "Дэвид Копперфильд"...
Чем очаровал бородач Диккенс русского мальчишку, пойди догадайся. Если уж покончить с англичанами, то был прочитан весь Конан-Дойль, весь Уэллс, само собой Свифт и Дефо. Collapse )
Виктор

Самая читающая страна в мире. И какой результат?



Был такой, как ныне говорится, мем в советское время, и звучало это с гордостью. Давно что-то цепляло в этой фразе, сегодня попытаюсь как-то суммировать свои размышления.

Основной стержень, как мне кажется - самый читающий, значит самый внушаемый. Возьмите какого-нибудь исламского селюка - в лучшем случае Коран более-менее выучил, и хоть ты кол ему на голове теши, Аллах акбар! и все дела на всю оставшуюся жизнь.

У нас же потоки информации обрушивались в мозги непрерывно, причём со временем их содержание менялось прямо-таки кардинально, и народ, как говорится, хавал и просил ещё.
Как вообще было определено, если не врали, что в СССР читали больше всех?
Ну, во-первых, наверно по тиражам советских газет. И все их читали.
Сперва про "Расстрелять, как бешеных собак шайку Бухарина" и кого там ещё, потом про злодеяния Сталина, потом про волюнтаризм кукурузника и т.д.
В итоге и Ленин не айс оказался.
"А какие же читать - спрашивал наивный доктор Борменталь - других-то нет?"
"Вот никаких и не читайте", - отвечал мудрый ворчун профессор Преображенский, промышлявший пришитием обезьяньих яиц престарелым сластолюбцам.
Он был большой авторитет в области информационной политики. И с каким воодушевлением теперь эта фраза повторяется и тиражируется!
Collapse )
Viktor

Держите меня семеро... под руки.

Оригинал взят у babetta_blog в Держите меня семеро... под руки.





Матери Джульетты было 28.

16-летний Пушкин писал: "В комнату вошел старик лет 30".

Марья Гавриловна из "Метели" Пушкина была уже немолода: "Ей шел 20-й год".

Тынянов: "Николай Михайлович Карамзин был старше всех собравшихся. Ему было 34 года, возраст угасания".

Старухе процентщице из романа Достоевского "Преступление и наказание" было 42 года.

Анне Карениной на момент гибели было 28 лет, старику мужу Анны Карениной - 48 лет (в начале описанных в романе событий всем на 2 года меньше). Вронскому было 28 лет ("начинающий плешиветь" - так Толстой описывал его).

Старикану кардиналу Ришелье на момент описанной в "Трех мушкетерах" осады крепости Ла-Рошель было 42 года.

У Толстого про "княгиню мариванну, старуху 36 лет".
Collapse )




6633_original

Виктор

Самая читающая страна в мире



Был такой, как ныне говорится, мем в советское время, и звучало это с гордостью. Лично я применял бы всё-таки выражение " самый читающий народ". Давно что-то цепляло в этой фразе, сегодня попытаюсь как-то суммировать свои размышления, наверняка коряво, но публицистика и не мой хлеб, в конце концов.

Основной стержень, как мне кажется - самый читающий, значит самый внушаемый. Возьмите какого-нибудь исламского селюка - в лучшем случае Коран более-менее выучил, и хоть ты кол ему на голове теши, Аллах акбар! и все дела на всю оставшуюся жизнь.

У нас же потоки информации обрушивались в мозги непрерывно, причём со временем их содержание менялось прямо-таки кардинально, и народ, как говорится, хавал и просил ещё.
Как вообще было определено, если не врали, что в СССР читали больше всех?
Ну, во-первых, наверно по тиражам советских газет. И все их читали.
Сперва про "Расстрелять, как бешеных собак шайку Бухарина" и кого там ещё, потом про злодеяния Сталина, потом про волюнтаризм кукурузника и т.д.
В итоге и Ленин не айс оказался.
"А какие же читать - спрашивал наивный доктор Борменталь - других-то нет?"
"Вот никаких и не читайте", - отвечал мудрый ворчун профессор Преображенский, промышлявший пришитием обезьяньих яиц престарелым сластолюбцам.
Большой авторитет в области информационной политики. И с каким воодушевлением теперь эта фраза повторяется и тиражируется!
Collapse )
Виктор

О чём все великие литературные произведения? И большая часть не великих?

Ну, если в двух словах?
Отвечаю - О СТРАДАНИЯХ человеческих. Ещё начиная с Гомера и по нарастающей вплоть до Диккенса и Толстого, Шекспира и Достоевского, Бальзака и Стендаля. Или Шолохов не о них писал?
Нащупали корифеи золотую жилу.

Назовёт ли кто сокровище мировой литературы, где с первой по последнюю, какую-нибудь пятьсот шестьдесят вторую страницу у героев всё было заебись, пардон, в шоколаде? Мне таковые неизвестны.
И то сказать, когда кроме театров и книг на сознание людей и воздействовать-то было нечем, такие книги работали как социальная анестезия - вона у тех какое горе, нам-то грех жаловаться...
Ну, и чувства добрые пробуждали, не без того. Не думаю, что в те поры среди читающей публики были элементы, злорадствовавшие над попавшими в тяжёлые обстоятельства лохами. Хотя...

Нет, талант тоже имел свой вес, даже без всякого специального пиара.
Вот взять хотя бы творения некоего нобелевского лауреата, уж пиара было выше крыши, и тоже о страданиях писал.
Свою задачу он выполнил и цена его творениям равна цене бумаги и типографской краски, на их печатание затраченным.

А сейчас почему же равноценных творений мы не видим? Публика ли стала иной, или страдания по невозможности поехать в Хургаду не тянут на шекспировский размах?
И цензуры ведь практически нет, твори и дерзай - нет отдачи.
А, может, Бальзаки перевелись с Достоевскими, некогда им, все в соцсетях сидят, кто его знает...



6633_original