Амико ди амичи (amico_di_amici) wrote,
Амико ди амичи
amico_di_amici

Голландия. Ностальгии и воспоминаний пост. Окончание.

Если глянуть на севастопольскую Голландию с моря в начале 70-х, то она выглядела так:

album_pic-(3)

Наверху из-за деревьев выглядывает наш учебный корпус, а в середине снимка - жилые казармы. В центре здание, в левой половине которого жили курсанты с третьего - дизельного факультета, в правой - второго электротехнического, в двух крайних зданиях - первого, специального факультета, по-простому, атомщики. Надеюсь, вам не надо пояснять, почему они имели прозвище "китайцы"?
На переднем плане здание кафедры морской практики с учебными кабинетами и ангаром для шлюпок. Здесь мы, будущие механики, но в первую очередь морские офицеры, учились вести прокладку по картам. И нередко случалось, что после тщательного нанесения координат места и учета невязок якорь приходилось бросать среди балаклавских виноградников. Штурманское дело требует величайшей точности и внимательности.
За катером, пришвартованным к водной станции, видна вышка для прыжков, которую я уже описывал. Слева от кафедры нижний плац училища. Сбоку это выглядело так:

album_pic-(26)

 Видны шлюпки, шестивесельные ялы, на которых мы учились грести и ходить под парусом. Были и учебные походы в ближайшие бухты Южного берега, Ласпи, например, а как спортивные достижения, были такие, как путешествие своим ходом до Киева. Деревца у ангара кафедры только высажены.
А вот это место во время войны:

6bb4862d06a7

Если приблизиться:

album_pic-(27)

Вообще, узнать возраст фотографии нетрудно, если помнить, что изображение Ильича у трапа, ведущего к нижнему плацу, появилось в мае 1970 года. Вот тот белый круг на черном прямоугольнике. Видна лестница, ведущая к учебному корпусу, еще не скрытая одичавшей растительностью. Еще готовы принять спортсменов спортивные площадки. Еще казармы наши сверкают белизной стен.
Вот правое здание, левая половина, пятый этаж. Крайнее левое окно - бытовая комната, там мы брились и гладились. Правее - сушилка для одежды. Третье окно - лестничная площадка, следующее - комната командира роты. Потом три окна ленкомнаты - в дни хоккейных матчей нам разрешалось смотреть хоккей до конца, хотя отбой был в 23 часа, но большинство набивалось в это помещение и самозабвенно болело: Петров, Михайлов, Харламов! Орали так, что стены дрожали. И последние пять окон - спальное помещение. Четыре ряда двухэтажных коек все пять лет.

Аллейка, идущая к нижнему краю снимка вела к рабочему причалу. У нее было еще одно предназначение, по ней на причал носили топить "бракоделов". Кое-кто успевал ведь жениться еще во время учебы. И даже настрогать детей. И если рождалась девочка, то под свист и улюлюканье, под гром металлических ведер и тазов из окон всех казарм, бракодела подымали на плечи и волокли бросать в море, невзирая на время года.

118614227_RSRRRRRR_2_c6eb66c
 Имя бракодела. Впереди на подушке несется его головной убор и награды, буде они имеются.
Иногда эта процедура превращалась в забег. Дело в том, что дежурные офицеры считали своим долгом предотвратить неуставное мероприятие. И толпа галопом, наперегонки с придерживающим болтающуюся кобуру (ведь у моряков кобура пистолета не крепится за поясной ремень, а болтается на специальной портупее там..., где многим из вас по пояс будет :) капитаном N-го ранга, несется к воде, а потом врассыпную по казармам. А с мокрого виновника торжества какой спрос - невиноватый он...

Между зданиями первые марши знаменитого трапа. Они приводят к калитке, у которой стоял грибок, а под ним маялся вахтенный, чтоб чужих не пускать. Тут снова интересный момент: огражденная территория училища разбита на две части - верхняя и нижняя. Между ними проходила дорога, ведущая к нижнему участку поселка Голландия. И в свободное время можно было вольно перемещаться между верхней и нижней территориями, выходя при этом за пределы училища. Сразу за грибком была площадка с бассейном фонтана, который не работал ни разу за пять моих училищных лет, но вода в бассейне бывала. О нем чуть ниже.

Вот это место:
album_pic (5)

И я под этим грибком стаивал, вон как тот курсантик у калитки. И именно здесь сочинил свое первое в жизни стихотворение, ночью-то что делать там? А я был влюблен, и стихи сами как-то поперли:

Полночь. Тишина царит над спящей бухтой,
В тучах робко бродит желтая луна;
Где-то вдалеке ревун вздыхает глухо,
Да чуть слышно плещет в берега волна...

Цезура еще та, ага:)
И далее о снящихся усталым курсантам девичьих губах, о морях и тревогах, во время которых девицы будут  верно их ждать - в общем полный набор романтики, я уж и не помню всего, а заканчивалось так:

Где-то на складах еще шевроны лейтенантов,
А пока что ждет их в семь ноль-ноль подъем...

Да... Так вот, к фонтану и девицы приезжали, и родственники. Володя Благодаров поклялся, что сделает по нему сколько-то кругов вплавь в одежде, если сдаст сессию и выполнил свой обет. А на пятом курсе Благодарыч поднял нас всех ночью диким воплем - прободная язва.
В моря он так и не попал, служил в учебном отряде и покинул нас всех навеки одним из первых.
А Жан Серов во время своей свадьбы примчался на автомобильном кортеже, знай кизлярских!, сделал круг вокруг бассейна всей колонной, выставил на край ящик с шампанским и умчался. Всем, бывшим в курсе, хватило, только дежурному офицеру по факультету не досталось, а уж как он спешил!
Я специально сделал снимок с той же точки:

DSCN6731
 Что бы нам сказало тогда слово Ауди? Нет уже ни грибка, ни вахтенного, ни калитки, ни бассейна. Уже  после нас под дорогой был прорыт тоннель. Все кончилось.

Сейчас пройдем по нижней территории и посмотрим, что там увидел я десять дней назад, заодно выполню просьбу i_legal_alien
Вид на здание кафедры морской практики - стекла выбиты, ворота заварены, на берегу валяются тушки отдыхающих:

DSCN6736

Нижний плац:

DSCN6745

Спортивные площадки:

DSCN6727

DSCN6726

Теннисный корт:

DSCN6734

Стадион:

DSCN6722

Кстати, вон там, правее трубы, за училищной оградой жила в своем частном домике знаменитая баба Дина, поившая поколения курсантов вином собственного изготовления, сдобренным то ли табаком, то ли куриным пометом, разные были предположения, но по мозгам ударяло отменно. Я попробовал его только один раз, перед танцами, и потом весь вечер, по рассказам свидетелей, разговаривал с девчонками исключительно по-польски.

Эдик, а это твой корпус. Вход:

DSCN6725

Говорят, там была какая-то семейная общага, пожар был. Сейчас двери заколочены, часть оконных рам выломаны с корнем, но в твоей комнате вроде целые:

DSCN6723

Вид изнутри технического этажа:

DSCN6724

От проходной:

DSCN6721

А это моя казарма:

DSCN6729

Скрасят ли несколько стеклопакетов общее впечатление?

И на этом все, пожалуй. Никогда наша Голландия не станет прежней, как я не стану опять вот таким:


03 - копия



Остаются только тускнеющие постепенно воспоминания и глухо ноющая ностальгия об ушедшем времени...

Начало рассказа здесь:  http://amico-di-amici.livejournal.com/124126.html
Вторая часть: http://amico-di-amici.livejournal.com/124652.html
Третья часть: http://amico-di-amici.livejournal.com/124677.html


Tags: Воспоминания, Житие мое..., Море и моряки, Севастополь и севастопольцы, Это интересно, Я
Subscribe

promo amico_di_amici september 25, 2014 10:07 2
Buy for 10 tokens
Как я покупал перстень для тещи в городе Синдбада-морехода Как мичман Зацепин не смог убить матроса Беридзе Как монгола на ракетном катере прокатили Как мы йеменский тральщик утопили Как я ливийский береговой ракетный комплекс ремонтировал Как умирают пароходы История короткой жизни, любви и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments